Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Сергея Чебаненко
Главная | Регистрация | Вход
 
Главная » 2017 » Январь » 1 » «ОТМОРОЗНОЕ СЧАСТЬЕ»
14:45
«ОТМОРОЗНОЕ СЧАСТЬЕ»

 

Часы на стене негромко четырежды пробили. Четыре пополудни.
Вадим Петрович Часов дописал абзац, сохранил файл с текстом, и отодвинул ноутбук. Встал из кресла, потянулся, широко раскинув руки, и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов.
- Пожалуй, на сегодня хватит, - сказал он, ни к кому не обращаясь. – Я все-таки пока не раб на галерах, и имею право на законный отдых!
Вадим Петрович подошел к журнальному столику около дальнего окна коттеджа, приподнял крышечку электрического чайника и заглянул внутрь. Воды было еще предостаточно, на пару-тройку чашечек кофе запросто хватит. Он щелкнул пальцем по кнопке, чайник тихонько фыркнул и начал нагреваться.
Массируя пальцами немного затекшую во время работы за письменным столом шею, Часов прошелся по комнате, прикидывая, чем бы заняться.
Попить кофе… Ну, и заодно немного почитать. Вчера начал книгу Лины Рейфорд «Все, что мы знаем о мироздании». Написано занимательно, читается вроде бы легко. Вот главку-другую под кофеек и осилим.
А потом – гулять! Пройтись по белому снегу, не отходя далеко от дома и дороги. И может быть, встретить Арину, которая еще до полудня поехала в Лесистое купить продуктов. До городка километров пять, и она должна уж вскорости вернуться – даже при ее страсти непременно посетить все торговые точки в округе. Что поделаешь, шопинг для женщины дело святое даже в отпуске.
Этот коттедж в Карпатах они с Ариной снимали уже третий год подряд. Дети – сын Владислав и дочь Антонина – уже выросли и обзавелись собственными семьями. На Рождество и Новый год Часовым очень хотелось «выпасть» из обычного круга жизни и отдохнуть от ежедневной суеты. Вот в позапрошлом году Вадим Петрович и присмотрел на одном из гостиничных сайтов этот симпатичный деревянный домик на склоне холма.
Часов рухнул в кресло около журнального столика и открыл том Лины Рейфорд на закладке. Пробежал глазами несколько строчек и вдруг понял, что читать ему почему-то совершенно расхотелось. Закрыл книгу, отложил в сторону. Хотелось с кем-нибудь просто поговорить. Поболтать. И лучше всего, на какие-нибудь отвлеченные темы. То есть ни о чем.
Вадим Петрович окинул взглядом комнату. «Плазма» с большим экраном в углу, рядом широкий кожаный диван, деревянные ступеньки на второй этаж. Слева от входной двери – письменный стол и рабочее кресло. Здесь, около окна, журнальный столик и еще два кресла, мягких и глубоких. Чисто, скромно и уютно.
Ах, да! Еще есть елка! Часов повернул голову вправо.
Зеленое деревце, украшенное гирляндами, игрушками, усыпанное конфетти, смотрелось очень празднично. Елку они с Аришкой купили позавчера на базаре в Лесном, там же в магазине набрали новогодних игрушек, а вчера утром полтора часа, смеясь и дурачась, наряжали лесную красавицу.
- Принцесса из леса! – в голос констатировал Вадим Петрович, окинув взглядом елку от макушки до крестовины. – Всем хороша! Эх, вот только Деда Мороза со Снегурочкой к ней не хватает! Или хотя бы Санта-Клауса! Н-да, тут мы с Аринкой дали маху!
Из прихожей донесся громкий стук. Кто-то настойчиво забарабанил пальцами во входную дверь.
- Иду, иду! – крикнул Вадим Петрович, пружинисто поднимаясь из кресла. – Кажется, у нас будут гости…
Он пересек комнату и прихожую, рывком распахнул деревянную дверь.
На пороге коттеджа стоял Санта-Клаус. Собственной персоной, реальный и живой.
- Добрый день, хозяин, - с легким смешком произнес визитер. Лицо его наполовину скрывали снежно-серебристые борода и усы, аккуратно подстриженные и ухоженные. – Пустите странничка в дом погреться?
Одет Санта был в короткий полушубок ярко-красного цвета с белым пушистым воротником. Полушубок перехватывал ремень, за который были засунуты варежки с меховой оторочкой под цвет воротника. На ногах бордового цвета теплые штаны, заправленные в темно-коричневые сапожки со множеством ремешков. Седые волосы венчала алая шапка крупной вязки со сплетенным из ниток желтым колокольчиком.
На мгновение задержав взгляд на лице стоявшего на крыльце коттеджа человека, Вадим Петрович отметил, что гость немолод. Полностью седые брови, лучики морщинок, разбегающиеся в стороны от глаз.
- Конечно, конечно, - закивал Часов, делая шаг назад и чуть сторонясь. – Заходите!
«Вот и будет с кем поболтать! – мысленно обрадовался Вадим Петрович. – А там и Аришка вернется!»
Санта постучал ногами, сбивая с сапожек остатки снега, и переступил порог.
- Будьте как дома, - сказал Часов и махнул рукой в сторону вешалки:
- Здесь можно оставить верхнюю одежду. А сапоги можете не снимать.
- Благодарю, - гость расстегнул ремень, снял и повесил на крючок полушубок, а шапку и варежки положил на верхнюю полку. – Внучка поехала в техсервис немножко подремонтировать наш транспорт – в ближайший, на Альдебаране, - а я решил пройтись, прогуляться по окрестностям. Славно здесь у вас, красиво, лес, горы… Да вот не рассчитал, продрог!
«Гм, Альдебаран, - Часов наморщил лоб, припоминая. – Да вроде нет в здешних местах такого населенного пункта…».
А в голос сказал:
- Проходите, присаживайтесь! - указал на кресло у журнального столика.
- Кофе не желаете? У меня как раз чайник вскипел.
- С превеликим удовольствием, - кивнул Санта и прошествовал в гостиную.
- А если еще и с коньячком? – подмигнул Часов, садясь в кресло напротив гостя. – Есть бутылочка армянского…
- Ну, если только пару ложечек в кофе, - веселые искры блеснули в серо-голубых глазах визитера. – Мне еще по делам службы нужно кое-куда прокатиться…
Вадим Петрович приготовил кофе, достал с нижней полочки журнального столика бутылку коньяка, плеснул немного янтарного напитка себе и гостю и сказал:
- Что же, давайте знакомиться. Часов Вадим Петрович, писатель.
- Станислав Клаудиевич Морозьев, - гость протянул руку для рукопожатия. – Э… Некоторым образом, практикующий философ.
Часов ответил на рукопожатие, сделал глоток кофе и спросил:
- Практикующий философ – это что значит? Преподаете философию?
- Нет, - Морозьев улыбнулся. – Пытаюсь встроить в окружающий мир некоторые философские постулаты.
Вадим Петрович удивленно вскинул брови:
- Воплотить философию в жизнь? Это как?
- Ну, например, путем осуществления некоторых желаний, - Станислав Клаудиевич чуть прищурил глаза. – По большей части детских. Но иногда приходится работать и со взрослыми. Правда, увы, в последнее время все реже и реже. Люди стали очень прагматичны, поэтому редко верят в чудеса и исполнение своих же мечтаний.
«Странный старик, - подумал Часов. – Он что, действительно считает себя Дедом Морозом? Гм, вот только старого маразматика мне под Новый год только и не хватало!»
В голос же сказал:
- Ну, это и не удивительно. Сегодня технологии достигли таких высот, что уже давно превзошли все мыслимые чудеса.
- Э, не скажите, - покачал головой Морозьев. – Ни одна технология не может сделать человека счастливым.
- Ну, это как сказать, - Вадим Петрович решил все-таки подискутировать со странноватым гостем – а там посмотрим. – Вот, к примеру, заболел у вас зуб. Вы идете к стоматологу, и с помощью новейших технологий вас лечат. В итоге вы счастливы. Ну, хотя бы в некоторой степени, сиюминутно.
- Согласен, - Станислав Клаудиевич кивнул. – Технологии достаточно высоки, чтобы удовлетворить мелкие бытовые желания. А как быть с глобальным человеческим счастьем? Вот вы… Если бы вы встретили волшебника и он предложил исполнить любое ваше желание, чтобы вы попросили?
- Я бы попросил сделать меня таким же волшебником, - хохотнул Часов. – А уж потом…
- Увы, - Морозьев покачал головой. – Волшебниками не становятся. Чародеем можно только родиться. Генетический уникум, так сказать…
- Тогда бы я попросил счастья для всех… - начал Вадим Петрович, но гость его перебил и с горестным вздохом закончил:
- «…даром, и пусть никто не уйдет обиженным»!
- Именно так, - Вадим Петрович улыбнулся. – «И пусть никто не уйдет обиженным»!
- Увы, - Станислав Клаудиевич развел руками. – Глобальное счастье для всех невозможно!
- Почему?
- Потому что желания людей часто противоположны друг другу, - пояснил гость. – Например, вы захотели выкрасить забор в зеленый цвет, а ваша супруга – в желтый. Если исполнять желание, то чье желание предпочесть? Ваше или вашей жены?
- А если поискать компромисс?
- Полосатый забор? – гость весело фыркнул. – Вряд ли это решение вопроса удовлетворит и вас, и вашу супругу.
- Хорошо, а если мыслить более глобально, выше рамок бытовых желаний, - беседа начинала занимать Часов все больше и больше. – Например, все люди хотят быть здоровыми…
- Тоже далеко не всегда удается удовлетворить чаяния всех, - сказал старик. - Вы хотите, чтобы президент страны был жив-здоров и прожил до ста лет. А, например, ваш сосед-оппозиционер желает, чтобы этот сатрап и узурпатор откинул коньки как можно более скоро. Как быть? Нельзя же господина президента сделать одновременно и живым, и мертвым. Он же не кот Шредингера в наглухо закрытом ящике, в конце-то концов!
- Н-да, в ваших словах есть резон, - был вынужден согласиться Вадим Петрович. – Значит, нужно искать какие-то приемлемые абсолютно для всех людей варианты счастья…
- Правильно, - кивнул Морозьев. – Нужно составлять индивидуальные наборы желаний. В минимальных границах – так чтобы не ущемлять законные интересы других людей. Вот для вас что означает минимум счастья?
- Минимальный набор желаний? - Вадим Петрович скептически ухмыльнулся. – Какой-то социализм получается, уравниловка по-волшебному…
- И тем не менее? – Гость с явным интересом глядел на писателя. – Ну-ка, попробуйте составить ваш собственный минимальный счастливый набор! Представьте, что вы загадываете желания под Новый год!
- Счастье от Деда Мороза, - с иронией заметил Часов. – Оптом и в розницу!
- Именно так – от этого самого Мороза, которого ребятишки называют дедушкой! - Гость рассмеялся. – Создайте ваш вариант этого, так сказать, «отморозного счастья»!
- А что? Давайте попробуем! – загорелся Вадим Петрович. – Ну-с, с чего начнем?
- Начинайте с себя и своей семьи, - подсказал Морозьев. – Итак, самые базисные ваши желания!
- Что же… Поехали! – Часов махнул рукой. – Итак… Ну, во-первых, хочется быть здоровым – и телом, и душой. Того же желаю Арине, нашим детям Владиславу и Антонине и их семьям, моим и Арины родителям…
- Прекрасно! – кивнул Станислав Клаудиевич. – Самое главное – здоровье!
- Во-вторых, - продолжал Вадим Петрович, - нам, конечно же, нужен дом…
- На Рублевке, в Майами, на Гавайях желаете? – Морозьев хитро прищурился.
- Ну, такого радикализма не нужно… - Часов на мгновение задумался. – Пожалуй, для минимального набора хватит по стандартной двухкомнатной квартире для каждой из наших семей.
- Дача? Яхта?
- Обойдемся пока… Третье: родителям достаточные для жизни пенсии, мне, жене и детям – увлекательная работа… Ну, и зарплаты – хорошие и регулярные…
- Миллион долларов в месяц? – шутливо подколол Станислав Клаудиевич. – И, разумеется, каждому?
- Многовато будет! – отмахнулся Часов. – Мы же составляем скромный вариант счастья, нет? Денег должно хватать на достойную жизнь без особых излишеств: на еду, одежду, бытовые нужды… Можно чуть-чуть откладывать на старость… Да и на путешествия по миру раза два-три в год чтобы тоже хватало… Ну, хотя бы по эконом варианту.
Вадим Петрович замолчал, задумался:
- Ну, вот, пожалуй, и все… Минимальный счастливый набор готов.
- Эге, - Морозьев удивленно изогнул бровь. – А вы и впрямь скромняга, дорогой мой писатель! Другой бы на вашем месте такого бы напросил…
- А вот еще что забыл! – Часов поднял указательный палец. – У меня в одном столичном издательстве уже полтора года болтается роман «Идем к звездам!» Вот бы было хорошо его все-таки издать!
- Издательство «Энигма» – та еще клоака. Это ваше желание будет исполнить труднее всего, - Станислав Клаудиевич чуть наморщил лоб. – Но в целом, вопрос решаем.
Гость задумался и побарабанил пальцами по журнальному столику:
- Итак, мы имеем ваш вариант минимального счастья. Теплый и уютный мир для вас и вашей семьи…
- Погодите! – прервал Морозьева Вадим Петрович. – Если ограничиться только этим, то получится… Ну, какой-то уж совершенно маленький мещанский мир получится… Какой-то крошечный мирок в ореховой скорлупке!
- А, вы все-таки хотите большего? – Легкая улыбка обозначилась на губах Станислава Клаудиевича.
- Конечно, хочу! Хочу, чтобы на Земле был мир. Чтобы была стабильность и защищенность для всех людей. Э… Ну, и чтобы одновременно не останавливался прогресс: продолжала развиваться наука, мы летали бы в космос, строили больницы, школы, музеи, парки… Чтобы люди были свободны и уважительно относились друг к другу… И вообще… Пусть мир станет таким, чтобы в нем всем хотелось жить – долго, мирно и счастливо!
- Мир, в котором бы хотелось жить… Отличная мысль!
- Ну, вообще-то это не совсем моя собственная идея, - начал было Часов, но Морозьев отмахнулся:
- Да, знаю я, знаю, чья это идея. Братья Стругацкие, австралийский фантаст Грег Иган и еще многие и многие другие. Хорошие идеи всегда витают в воздухе! Вот только воплотить их в жизнь непросто. Но все-таки возможно!
- Возможно… - Вадим Петрович фыркнул. – Вот уж это вряд ли!
- Ну, на счет этого не сомневайтесь, - Морозьев лукаво подмигнул. – За исполнением дело не станет!
Легкий переливчатый звон раздался где-то в пространстве между Часовым и его гостем.
- Это мой коммуникатор! – Станислав Клаудиевич вскинулся. – Наверное, внученька моя вызывает!
Он сделал кистью правой руки пас в пространстве, словно выкручивал невидимую электрическую лампочку. В метре от столика что-то неярко вспыхнуло и бешено завертелось в воздухе, и секунду спустя над полом повис круглый экран, похожий на вылепленную из густого белесого тумана тарелку. Морозьев щелкнул пальцами и на «тарелке» появилось лицо симпатичной молоденькой девушки в светло-синей зимней шапочке:
- Привет, дедуля! Ты где?
- Зашел в коттедж погреться, сейчас выйду.
- Давай быстрее, - голубые глаза девушки строго блеснули. – Я уже подъезжаю!
Изображение исчезло, «тарелка» растаяла в воздухе.
- Рад был знакомству, Вадим Петрович, - Морозьев поднялся из кресла. – Спасибо за кофе и душевный разговор!
- Чем могу… - Часов улыбнулся и развел руками.
Станислав Клаудиевич пересек гостиную и в прихожей принялся облачаться в полушубок. Вадим Петрович двинулся следом, снял с вешалки куртку и накинул на плечи – решил проводить гостя.
Они оба вышли на крыльцо.
- О, Настенька уже здесь! – Морозьев махнул рукой в сторону дороги. – Молодец, оперативно!
У Часова брови полезли на лоб. На дороге около коттеджа стояли большущие серебристые сани, в которые была запряжена шестерка оленей – попарно, друг за другом. Таких оленей Вадим Петрович, вдоволь попутешествовавший по северу и в Канаде, и в России, и по Аляске, никогда не видел – крупные, пару метров высотой, не меньше, с ветвистыми рогами, они словно светились изнутри ярким бело-голубым светом. Спереди в санях сидела та самая девушка, которую Часов только что видел в «тарелке» коммуникатора. Она была одета в полушубок синего цвета с таким же белоснежным, как и на одеянии Морозьева, воротником. За ней в санях восседал настоящий снеговик – круглоплечий и круглоголовый, с нахлобученным на макушку золотистым ведром и оранжевым носом-морковкой. Он повернул голову и уставился на Вадима Петровича угольно-черными глазами.
Морозьев перехватил взгляд Часова и пояснил:
- Это звездные олени, мой транспорт. А в санях – внучка Настенька и робот Снежок.
- Робот Снежок, - пробормотал обескураженный Вадим Петрович. – С ведром на голове…
- Согласен, конструкция несколько устарела, - Станислав Клаудиевич покивал. – Но работает исправно уже пятую тысячу лет и в дальних путешествиях совершенно незаменим.
- Ну, да, пять тысяч лет и совершенно незаменим… - эхом повторил Часов. – Особенно в путешествиях…
- До свидания, Вадим Петрович! Рад знакомству! Если буду в ваших краях, обязательно снова загляну в гости!
Морозьев повернулся и зашагал к дороге.
Часов видел, как он, коротко разбежавшись, по-молодецки запрыгнул в сани. Тотчас же олени тронулись с места. Экипаж, все ускоряя ход, двинулся по дороге.
Вадим Петрович провожал его взглядом. Он ясно видел, что метров через триста, едва разминувшись со встречным «джипом», олени и сани поднялись в воздух и постепенно, тающим золотистым пятном, стали уходить в вечернее небо. Вскоре они превратились в яркую точку, которая, удаляясь, тускнела и тускнела, пока совсем не растаяла.
Автомобиль, между тем, приблизился, съехал с дороги и остановился у крыльца коттеджа. Арина выбралась из машины:
- Вадик, ты видел? Что это было?
Рукой в перчатке она указывала в темно-синее небо над горизонтом.
- Звездные олени, - пожал плечами Часов. – Которые питаются звездным мохом…
- Но они же летели!
- А еще там были серебристые сани, в которых сидели Дед Мороз, Снегурочка и Снеговик.
- Ты меня разыгрываешь?
- Нет, - покачал головой Вадим Петрович. – Это сказка, Аришка. Просто новогодняя сказка.
- Сказка? – Арина удивленно заморгала ресницами. – Ну, ладно… Пусть будет сказка…
Они вытащили из машины пакеты с покупками, и пошли к дому.
- Кстати, - сказала Арина, когда поднялись на крыльцо. – Я на обратном пути заезжала на почту. Там для тебя посылка – «Энигма», наконец, издала твой роман «Идем к звездам!»

Просмотров: 73 | Добавил: sevgoodnews | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
[ Форма входа ]

[ Поиск ]

[ Календарь ]
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

[ Архив записей ]

[ Наш опрос ]
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • [ Статистика ]

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz