Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Сергея Чебаненко
Главная | Регистрация | Вход
 
Главная » 2019 » Декабрь » 14 » “Речь” на заседании Политбюро ЦК КПСС
16:19
“Речь” на заседании Политбюро ЦК КПСС
 
Попробуем проанализировать ситуацию с точки зрения тогдашних руководителей Страны Советов. Представим себе, что находимся на заседании Политбюро ЦК КПСС, на котором решается вопрос о полете советских космонавтов к Луне. Как могло бы выглядеть выступление одного из руководителей КПСС по “лунному вопросу”?
Итак, поехали…
“В адрес Политбюро, дорогие товарищи, поступило письмо советских космонавтов с просьбой разрешить им пилотируемый полет вокруг Луны с датой старта 8-9 декабря 1968 года.
Необходимость срочного запуска пилотируемого корабля 7К-Л1 мотивируется тем, что 21 декабря Соединенные Штаты Америки собираются отправить к Луне пилотируемую экспедицию на корабле “Аполлон-8” в составе астронавтов Фрэнка Бормана, Джеймса Ловелла и Уильяма Андерса. В случае успеха старта американский экипаж может оказаться первым около Луны, показав всему миру, что Америка опережает Советский Союз в деле исследования и освоения космоса.
Хочу отметить, товарищи, что у нас сложилась непростая ситуация с исследованием Луны и предстоящими полетами к ней пилотируемых экспедиций. Вспомните 1957 год, когда готовился запуск первого спутника Земли. Тогда в Соединенных Штатах существовало несколько конкурирующих проектов спутников, которые предлагали Военно-воздушные силы, Военно-морские силы и Армия. У нас же был единственный проект, который реализовывало ОКБ-1 под руководством Сергея Павловича Королева. Эта концентрация на одном исполнителе задания ЦК КПСС и Советского правительства во многом и обусловила наш успех. А американцы в связи с отставанием от сроков запуска проекта спутника “Авангард” отправили в космос спутник “Эксплорер”, разработкой которого руководил бывший нацистский ракетчик Вернер фон Браун.
Теперь же, дорогие товарищи, мы с американцами словно поменялись местами. Это у нас на первом этапе подготовки пилотируемых полетов к Луне конкурировали проекты конструкторских бюро Сергея Королева, Владимира Челомея и Михаила Янгеля, - прежде, чем по нашему решению остался один проект: ракеты-носителя Н-1, предложенный ОКБ-1 (ЦКБЭМ).
Точно так же, как американцы в свое время при попытках запустить искусственный спутник Земли делали ставку на проект “Авангард”, мы в деле пилотируемого облета Луны первоначально сделали ставку на проект ЛК-1, предложенный конструкторским бюро под руководством Владимира Челомея. Но, - как и американский “Авангард” когда-то, - проект ЛК-1 сильно запаздывал. Поэтому нам пришлось в 1965 году “переиграть” прежнее решение и сделать ставку на конкурирующий проект 7К-Л1 ОКБ-1 Сергея Королева – правда, оставив для этого нового решения прежнюю челомеевскую ракету-носитель “Протон-К”.
В подготовке нашего пилотируемого полета к Луне есть также очень странная аналогия и с первым полетом в космос человека. Вспомните, что по инициативе Сергея Павловича Королева мы готовили в апреле 1961 года именно орбитальный, круговой полет вокруг Земли космического корабля “Восток”, тогда как Соединенные Штаты на начальном этапе своей пилотируемой программы собирались только “прыгнуть” в космос – осуществить полет первого корабля серии “Меркурий” по баллистической траектории.
Теперь же, при организации первой пилотируемой лунной облетной миссии, Советский Союз словно поменялся с американцами местами. Мы собираемся послать наш экипаж космонавтов вокруг Луны по баллистической траектории, без выхода на окололунную орбиту. То есть фактически “перепрыгнуть” через Луну и вернуться на Землю.
У американцев же задача намного сложнее: они собираются выйти вокруг Луны на круговую орбиту и совершить, как минимум, десять облетов естественного спутника Земли на основном блоке корабля “Аполлон”. Если в 1961 году наш Юрий Гагарин первым облетел земной шар, то в 1968 году Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс собираются именно облететь Луну, то есть “покрутиться” вокруг нее минимум десять витков.
Как видите, дорогие товарищи, аналогии между 1957-1961 годами и 1968 годом хорошо просматриваются – и, увы, теперь не в нашу пользу.
Перейдем непосредственно к возможному политическому эффекту при вероятном полете пилотируемого космического корабля 7К-Л1 к Луне. В прежние годы мы всегда использовали успехи наших ученых, инженеров и испытателей в освоении космического пространства для пропаганды Советского Союза и дела строительства коммунизма во всем мире. Мы говорили, что социализм – лучшая стартовая площадка для космических ракет. И это приносило свои плоды: благодаря успехам в космосе авторитет СССР все время возрастал.
Теперь же ситуация коренным образом изменилась. Нет, наши успехи в освоении космического пространства по-прежнему вызывают в других странах уважение к СССР. Но это уважение не сравнить с тем, которое было 7-10 лет назад, когда мы уверенной поступью шли в деле исследования Вселенной далеко впереди всех. Сегодня же успехи в космосе перестали восприниматься столь эмоционально. Они уже в целом в определенной степени “приелись”. Если раньше старт первого спутника и полет Юрия Гагарина были настоящим чудом, то сегодня все знают, что следующий шаг в космос – это Луна: сначала ее пилотируемый облет, а затем и высадка человека на Луну. Это уже ожидаемые события. А ожидаемых “чудес”, дорогие товарищи, не бывает.
Может быть, из-за вот этого “привыкания” к космическим успехам нашей страны – а в последние два-три года и серьезным достижениям в этой сфере Соединенных Штатов Америки, - влияние “побед в космосе” на внешнеполитическую сферу существенно снизилось. Нет также и волны прежнего энтузиазма наших граждан на этот счет и внутри страны. Более того, дорогие товарищи, по данным предоставленным Комитетом государственной безопасности, в СССР растет число всяческих слухов и кривотолков о советской космонавтике – начиная от якобы скрываемых нами катастроф в каких-то “секретных космических полетах” до голословных утверждений о том, что “на космос выкачивают деньги из народных карманов”. В целом же приходится с прискорбием констатировать, что советскому народу в своей массе больше нет дела до наших успехов в освоении Вселенной – за исключением, пожалуй, достаточно узкой прослойки в народе, которая просто увлекается космонавтикой.
Следовательно, политический эффект от проведения пилотируемого полета вокруг Луны будут минимален как во внешней политике, так и во внутренней.
Соглашусь, что политический эффект от пилотируемого облета Луны все-таки будет. Но вот вопрос: сколько он продлится? После запуска первого искусственного спутника Земли и триумфального полета Юрия Гагарина мы имели политический эффект несколько лет и в какой-то степени продолжаем иметь его и сегодня. Но будет ли то же самое с лунной облетной экспедицией? Увы, нет.
С точки зрения законов космической баллистики единственный наш шанс стартовать к Луне до американцев припадает на 8-9 декабря 1968 года. При благоприятном исходе полета около Луны наши советские космонавты будут 11-12 декабря, а на Землю вернутся 14-15декабря. Американцы, напомню, намереваются стартовать на “Аполлоне-8” к Луне 21 декабря 1968 года. С момента их успешного старта внимание всей мировой общественности переключится уже на американский полет. То есть “ходить гоголями”, чувствовать себя лидерами в пресловутой лунной гонке мы сможем всего где-то неделю – от силы, десять дней. Наше достижение в первом пилотируемом облете Луны сохранится только в том случае, если США потерпят в этом деле полное фиаско, – например, “Аполлон-8” взорвется во время старта или на пути к Луне, и американские астронавты Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс погибнут. Если американцы улетят с околоземной орбиты к Луне, но не смогут выйти на окололунную орбиту, и просто вернутся на Землю, то и тогда наш политический эффект будет существенно нивелирован, поскольку трое американских пилотов фактически сделают на аварийном “Аполлоне-8” то же самое, что двое наших космонавтов сделали неделей раньше на полностью исправном советском лунном облетном корабле 7К-Л1. Если же американцам удастся полностью успешно завершить их миссию на “Аполлоне-8” – то есть десять раз облететь Луну по круговой орбите, а потом успешно вернуться на Землю, - мы вообще получим полный негатив: на фоне этих серьезных достижений Америки “космический скачок СССР через Луну” будет выглядеть весьма и весьма бледно. Более того, ярко подчеркнет наше отставание в космосе, чем, конечно же, тут же воспользуется пропагандистская машина стран капитализма.
Мне могут возразить, что “не хлебом единым жив человек” – в том смысле, что от предстоящего облета Луны нашими космонавтами может быть не только политический эффект, но и научный. Но так ли это? Остановлюсь на этом вопросе подробнее.
Увы, из-за малой мощности ракеты-носителя “Протон-К” применительно к пилотируемой лунной облетной программе, наши космонавты могут взять в полет к Луне лишь минимум научной аппаратуры. Можно утверждать, что кроме комплекта фото- и кинокамер никаких других серьезных приборов для изучения окололунного пространства и собственно Луны на корабле 7К-Л1 не будет. Дополнительные приборы ни по весу, ни по габаритам разместить на нашем лунном облетном корабле просто невозможно. Но будут ли иметь эти “лунные фотографии” такую большую научную ценность, ради которой стоило бы затевать лунную пилотируемую экспедицию вокруг естественного спутника Земли? Думается, что нет, не будут.
Наши автоматические межпланетные станции уже не единожды облетали и фотографировали Луну. Впервые это сделала “Луна-3” в 1959 году, затем более качественное фотографирование выполнил “Зонд-3” в 1965 году. Выполнялось фотографирование лунной поверхности и во время полетов наших автоматов по орбите искусственного спутника Луны в 1966-1968 годах. Очень хорошие фотографии, - в том числе, и цветные, - мы получили во время экспедиций вокруг Луны автоматических кораблей “Зонд-5” и “Зонд-6” соответственно в сентябре и ноябре нынешнего, 1968 года. То есть, собственно “лунные фотографии” для нас не внове. В распоряжении наших ученых они уже имеются.
Что касается американцев, то они располагают куда большим объемом фотографий Луны, чем мы. Во-первых, тысячи фотографий были получены во время падений американских станций серии “Рейнджер” на Луну. Во-вторых, пять успешных запусков искусственных спутников Луны по программе “Лунар орбитер” дали ученым США еще больше информации о естественном спутнике Земли, – в том числе, и о тех, районах, в которых американцы планируют высадить своих астронавтов во время будущих посадок на Луну по программе “Аполлон”.
Да, если мы разрешим нашим космонавтам лететь к Луне, они в случае благополучного завершения полета тоже привезут еще тысячи фотографий лунной поверхности. Наверняка, по итогам полета Академия Наук СССР выпусти еще несколько красочных альбомов с видами Луны с пролетной космической орбиты и новые подробные карты лунной поверхности. Но уже через несколько дней после нашего пилотируемого рейса ученые США могут получить в свое распоряжение намного больше фотографий Луны после полета “Аполлона-8”. Фотографий, которые могут оказаться куда более качественными, чем наши, советские, потому, что американцы будут делать их с меньшей высоты над Луной, чем пролетающие за несколько тысяч или сотен километров от лунной поверхности наши космонавты.
Кроме того, даже на этих фотографиях Луны наших космонавтов может не оказаться потенциально интересных нам районов лунной поверхности: их может там не быть, если по законам космической баллистики трасса полета корабля 7К-Л1 над Луной окажется далеко в стороне от этих районов.
Тогда с научной точки зрения, какова возможная ценность полученных в ходе пилотируемого полета фотографий Луны? Минимальная, почти нулевая по большому счету. Как говорится в народе, “овчинка не стоит выделки”.
Выше я говорил о пилотируемом полете корабля 7К-Л1 вокруг Луны, как о полностью успешном космическом рейсе. Но можем ли мы сейчас утверждать, что полет будет успешным, то есть закончится благополучным возращением на Землю наших героев-космонавтов?
К сожалению, в течение 1967-1968 годов мы имели несколько катастроф, аварий и неудач, которые существенным образом могут сказаться и на выполнении нашей пилотируемой лунной облетной миссии.
Во-первых, 24 апреля 1967 года в ходе полета на космическом корабле 7К-ОК № 4 (“Союз-1”) погиб летчик-космонавт СССР Владимир Михайлович Комаров. Казалось бы, какое отношение имеет этот орбитальный полет к экспедиции космонавтов вокруг Луны? На первый взгляд, “в огороде бузина, а в Киеве дядька”. Но это только на первый взгляд. Напомню, что с конструктивной точки зрения наш облетный лунный корабль 7К-Л1 – это всего лишь глубокая модификация базового космического корабля 7К-ОК (“Союз”). Да, много есть и отличий, но в своей “корневой основе” корабли очень похожи, - в частности, почти те же габариты имеет спускаемый аппарат этих космических кораблей, в котором космонавты находятся во время старта и всего полета.
Что следует из факта этого подобия? То, что скрытые дефекты конструкции корабля 7К-ОК (“Союз”) могут проявиться и в ходе полета корабля 7К-Л1. Ведь, несмотря на немалый объем работ, проведенных Правительственной комиссией, созданной после гибели летчика-космонавта Комарова в минувшем, 1967 году, мы так и не знаем точно, почему произошла катастрофа корабля 7К-ОК № 4 (“Союз-1”). В ходе полета по так и не установленной причине не раскрылась левая панель солнечных батарей. Имел место отказ целого ряда датчиков системы ориентации корабля. Но главное – нештатно сработала парашютная система, и основная, и запасная. Причину этой нештатной работы специальная Правительственная комиссия так и не смогла точно установить. Поэтому была высказана версия о вероятностном характере случившейся катастрофы.
Второй фактор, который может косвенно повлиять на возможный пилотируемый облетный полет корабля 7К-Л1 – это гибель в марте нынешнего года первого космонавта планеты Юрия Гагарина и летчика-испытателя Владимира Серегина во время тренировочного полета на самолете УТИ “МИГ-15”. Казалось бы, полет к Луне корабля 7К-Л1 и гибель двух пилотов – события, на первый взгляд, совершенно не связанные и несоразмерные. Но это только на первый взгляд. К сожалению, Государственная комиссия, расследовавшая гибель Гагарина и Серегина, не пришла к однозначному выводу о причинах катастрофы. Нет никаких оснований полагать, что на летящий самолет УТИ “МИГ-15” могла как-то негативно воздействовать окружающая среда. Да, погодные условия 27 марта 1968 года были сложными, но не закритичными для тренировочного полета. Что касается возможного столкновения самолета Гагарина и Серегина с птицей или стаей птиц, с шаром-зондом или опасного сближения с другим самолетом, Госкомиссия полностью исключила все эти варианты. Техническое состояние самолета УТИ “МИГ-15” также не могло стать причиной катастрофы. Поэтому, скорее всего, гибель Гагарина и Серегина стала следствием “человеческого фактора”: это могут быть ошибка экипажа или его сознательные нестандартные действия. Ну, и с еще большей вероятностью, это серьезные нарушения летной и технической дисциплины в войсковой части, которая готовила самолет и экипаж к полету. У нас есть все основания считать, что этот человеческий фактор может проявиться и в ходе возможного пилотируемого полета к Луне корабля 7К-Л1: либо в виде непоправимой ошибки в спешке подготовленного экипажа, либо из-за ошибок обслуживающего корабль персонала на космодроме или в Центре управления полетом.
То, что в нашей космонавтике накопились отдельные недостатки в сфере “человеческого фактора” следует и из анализа полета космического корабля 7К-ОК № 10 (“Союз-3”) в октябре 1968 года. Выполнить основной элемент программы орбитального полета – стыковку кораблей “Союз-2” и “Союз-3” - не удалось из-за плохого планирования всей экспедиции в целом и ошибок космонавта Георгия Берегового в частности. У нас по-прежнему нет уверенности в том, что таких же ошибок экипажа не будет при пилотируемом полете к Луне. Тем более что лунный облетный корабль еще ни разу не был испытан в пилотируемом режиме даже на околоземной орбите.
Неготовность корабля 7К-Л1 принять на борт экипаж космонавтов, вытекает и из анализа его последнего по времени старта к Луне. Как известно, корабль “Зонд-6” успешно долетел до Луны, облетел ее, сделав хорошие цветные фотографии лунной поверхности. А на обратном участке полета произошла разгерметизация спускаемого аппарата корабля. Напомню, дорогие товарищи, что советские космонавты будут в полете к Луне без скафандров. А это значит, что если бы на борту “Зонда-6” был экипаж, то два наших космонавта, скорее всего, погибли бы. Кроме того, уже на этапе спуска в атмосфере из-за нештатной работы автоматики парашютной системы произошел отрыв парашюта. Спускаемый аппарат “Зонда-6” разбился. При пилотируемом запуске в этом случае погибли бы оба наших космонавта, поскольку на корабле 7К-Л1 нет запасной парашютной системы. Напомню, что на корабле 7К-ОК (“Союз”) запасная парашютная система есть, но она не спасла от гибели космонавта Комарова. К сожалению, у нас есть еще много претензий к работе разработчика парашютных систем кораблей 7К-ОК (“Союз”) и 7К-Л1 (“Зонд”) – Научно-исследовательского института парашютно-десантных систем, - несмотря на то, что в нынешнем году мы пошли на кадровое укрепление его руководства.
Нет у нас и полной уверенности в надежности ракеты-носителя “Протон-К”, которая выводит в космос корабли 7К-Л1. В минувшие годы было несколько аварий этой ракеты. Предприятию, которое возглавляет Владимир Николаевич Челомей, и испытателям космодрома Байконур еще нужно хорошо потрудиться, чтобы “Протон-К” начал летать безаварийно. А пока можно констатировать: ракета-носитель еще не настолько надежна, чтобы использовать ее при пилотируемых запусках.
В заключение моего выступления позволю себе провести анализ безопасности экипажа в вероятном будущем полете корабля 7К-Л1. Из-за аварии ракеты-носителя во время старта с Земли мы можем потерять экипаж космонавтов – даже несмотря на то, что при всех предыдущих авариях ракет “Протон” и “Союз” система аварийного спасения срабатывала надежно. К сожалению, во всех трех экипажах, которые руководство Центра подготовки космонавтов ВВС готовило по облетной программе Луны, есть летавшие в космос космонавты – Леонов, Быковский, Попович. В случае гибели экипажа мы вряд ли сможем скрыть и факт их смерти, и в целом весь неудачный запуск.
Если серьезная авария, исключающая самостоятельную посадку корабля на Землю, произойдет на околоземной орбите, мы, скорее всего, тоже потеряем экипаж. На корабле 7К-Л1 нет стыковочного узла, чтобы хотя бы теоретически попробовать оказать помощь космонавтам, - например, путем запуска спасательного корабля 7К-ОК (“Союз”).
Тем более с большой степенью вероятности наших космонавтов ждет гибель при аварии корабля на трассе полета “Земля – Луна – Земля” или во время движения спускаемого аппарата в земной атмосфере при посадке на Землю.
А что это будет означать в политическом плане для нашей страны? Что, начиная с 1967 года, из трех пилотируемых полетов – “Союз-1”, “Союз-3” и 7К-Л1 – два закончились гибелью космонавтов, а один срывом программы полета. Это будет колоссальный удар не только по авторитету нашей космонавтики, но и по авторитету Советского Союза в целом. Общественное мнение внутри страны и буржуазная пропаганда за рубежом неминуемо свяжет гибель экипажа корабля 7К-Л1 с гибелью Юрия Гагарина и Владимира Серегина в марте нынешнего года. Нас наверняка обвинят в том, что СССР пытается скрыть “секретный полет к Луне” Гагарина и Серегина, выдавая аварию их космического корабля за гибель экипажа во время тренировочного авиационного полета.
Вот поэтому я считаю, что не стоит разрешать полет к Луне нашим космонавтам. Новых Комаровых нам не нужно!
Чтобы смягчить тот идеологический ущерб, который может нанести нашей космонавтике полет американского корабля “Аполлон-8”, предлагаю еще до начала лунной экспедиции США опубликовать в центральных газетах – в “Правде”, “Известиях” или “Красной звезде” - одну-две статьи, в которых будет подчеркиваться авантюрный характер лунных планов Америки и будет рассказано о планомерном развитии космических исследований в СССР. Если полет “Аполлона-8” завершится серьезной аварией или даже катастрофой, мы получим подтверждение нашей предусмотрительности. Если американцам повезет, мы заранее заявим нашу позицию: планомерность и неторопливость в исследованиях космического пространства, выверенность и обоснованность каждого последующего шага во Вселенную.
Теперь о перспективах программы 7К-Л1. Если полет “Аполлона-8” будет неудачным, мы продолжим реализацию наших планов и в следующем году пойдем на пилотируемый облет Луны кораблем 7К-Л1, предварительно проведя еще один или два технологических запуска. Если американцы завершат свою экспедицию успешно, мы проведем еще несколько запусков беспилотных кораблей к Луне и завершим программу, поскольку пилотируемый полет к Луне наших космонавтов окончательно потеряет и политический, и научный смысл. Да и на фоне яркого триумфа США, откровенно говоря, будет смотреться очень бледно.
Все силы сейчас следует сосредоточить на проекте высадки наших космонавтов на Луну. Если американцам не удастся опередить нас в этом вопросе, то наших космонавтов нужно постараться отправить на Луну к апрелю 1970 года, к столетию со дня рождения Владимира Ильича Ленина”.
Вот так или почти так мог выглядеть доклад на Политбюро ЦК КПСС одного из членов партийного руководства – может быть, и самого товарища Леонида Ильича Брежнева.
Итак, пилотируемый полет корабля 7К-Л1 разрешен высшими инстанциями СССР не был. Дорога на Луну американцам была открыта.
Просмотров: 80 | Добавил: Fantterra | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
[ Форма входа ]

[ Поиск ]

[ Календарь ]
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

[ Архив записей ]

[ Наш опрос ]
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • [ Статистика ]

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2020Создать бесплатный сайт с uCoz